Если вы хотите увидеть

Если вы хотите увидеть тот самый коттедж, где 20 лет назад жил маньяк, который обернул лицо фольгой и запёк свою голову в духовке, то прошу, следуйте за мной. Сначала, вам нужно подойти к моим воротам, постучать три раза, сказать пароль. Далее, путь следует мимо оралманского магазина с надписью “С собаками вход воспрещен”, потом обогнув бар “Грязные члены”, нужно перелезть мелкий каменный заборчик, перейти заросшее сорняками футбольное поле, и если увидите ржавый небесно-голубой жигули возле заброшенного коттеджа, то вы на месте.

Вы можете, конечно, пойти в этот коттедж самостоятельно, но не факт, что возвратитесь обратно. В прошлом году, там нашли троих мертвых парней с остановкой сердца. Один из них, лежал рожей вниз в пятилитровой, пластиковой, срезанной баклажке с водой. К обитателю этого жилища нужен особый подход, и только мне удалось познакомиться поближе с этим упрямым ублюдком. Я до сих пор помню, как в первый раз оказалась там в гостях…

Было это два или полтора года назад. Стояла прекрасная солнечная погода и заброшенный особняк со сломанными дверями и пустыми глазницами окон,
стоял передо мной во всей красе. По опыту знаю, если дом выглядит маняще и гостеприимно, то тебя там ждут. Во дворе был припаркован небесный жигули. Уже тогда, он был цвета протухших перепелиных яиц, которых забыли в холодильнике. Передний бампер его был страшно разворочен, точнее его не было вовсе, будто водитель попал в жуткую аварию.
Медвежьи лапы разросшихся кустов во дворе, хлопали по заднице, ни в чем не уступая своему прежнему владельцу. Говорят, старый ушлепок не имел никакого приличия. В его особняке есть ванна, где он заставлял девушек касаться нежными коленями холодного кафеля, стаскивал с их головы вонючий мешок, запускал руки в их прически и повторял не умолкая: карлик, карлик, карлик, карлик, карлик.

Время было подобрано вовремя, ни души вокруг. Все либо пошли обедать, либо попрятались по прохладным домам. Солнечный свет заливал знойные пустынные улицы, где на потрескавшемся асфальте таяло упавшее мороженое. Клубничное, фисташковое, шоколадное, оно медленно растекалось и впитывалось в раскаленные трещинки асфальта. Именно в это время 20 лет назад, житель этого дома, психически больной маньяк, похищал красивых девушек, накидывал им на голову грубый мешок из под картошки и уводил в дом. А в один день, он внезапно совершил самоубийство: запёк свою голову в печи и умер. Тело его не нашли, так что всё это, в скором времени, превратилось в презабавную байку среди школьников, алкашей и местных жителей.

За это время, бесхозная территория дома пришла в запустение. Коммунальные службы не совали сюда носа, ссылаясь на земельный приоритет местной администрации после смерти хозяина. Парадная дверь, еще не была заколочена досками и любой желающий мог пройти внутрь, если не страдал навязчивыми ночными кошмарами. Входная группа попахивала мочой, и валялись пустые бутылки, но не более, все-таки не каждый осмеливался пройти вглубь дома и тем более, подняться на второй этаж.
Больше всего, мне запомнилась его постель. Вроде, на первый взгляд, обычная стариковская постель, но она завораживала своей первозданной, неприступной красотой. Несвежие простыни, заросли влажным мхом и покрылись разноцветным лишайником. На пушистой подушке, каждый год, цвели какие-то нежные белые цветочки. Ставни окон заросли дремучей ежевикой и борщевиком, затемнив темной вуалью, некогда светлую спальню. Повсюду летали желтые бабочки. Никакого запаха разложения, ни трупов, ничего, лишь дивное умиротворение спящей дикой красоты и запустения. Разве только, напрягали разорванные женские колготки. Куча колготок валялись и висели, где попало, покрытые паутиной.
Его старомодная гостиная, вся разрисованная граффити местной шпаной, не представляла интереса. Кроме одного, на просыревшем мягком диване, разлеглась большая бурая псина и мирно спала, словно не замечая меня. Я поняла, что собака знает обо мне, просто не подаёт виду и тихо дремлет. Породой она был похожа на полу-лабрадора.
Кухня у душегуба, была вполне обычная, только прямо из раковины рос огромный зелёный плющ, с каждым годом все больше оплетая трубы, водопровод и прочую сантехнику. Я уставилась на его духовку, её дверца была открыта как инфернальная пасть, но оттуда веяло бесконечной чернотой и холодом. Странно что убийца выбрал себе такой жуткий способ уйти из жизни. Да и вообще странно, что у поехавшего холостяка есть дома духовка.
Ступив на лестницу, я тихо поднялась наверх. Тишина. Не хотелось бы прерывать это домашнее, комфортное умиротворение, но мне надо было сотрясти этот уют, сорвать покровы с вечных тайн, чтобы найти ответы на свои вопросы.

– Привет! Как дела? – мой голос громом пронёсся по коридору второго этажа.

Повсюду стояло гнетущее молчание. Вполне неплохо, потому что такого рода молчание, было мне знакомым. Выжидающее, специальное молчание и, быть может, чья-то довольная ухмылка за стенами одной из комнат.
Капли воды, стукались где-то оземь, из плохо закрытого крана.
– Я появилась в полдень, как и обещала! – снова сотряслись стены от моего голоса и разбежались врассыпную мышки на чердаке. К сожалению, мне не отвечали.
Получается, все эти пьяные разговоры возле костра о его воскресении, не более чем трепня? Зря я доверилась темному худому человеку со стороны, блеснувший фальшивыми зубами в отблесках костра. Именно он поведал, что в доме до сих пор кто-то живёт и даже ругается.
Наконец, кто-то нарушил тишину и включил музыку. В одной из комнат тихо зазвучала веселая песенка “Толстяк”. Она лилась по коридору и зазывала к себе. Эту песню часто ставили в пабах, и весёлые ребята и девушки принимались кривляться под неё.

” Эй толстяк, оставь мою девчонку в покое,
У нее уже есть друг,
Если у тебя нет подружки, так найди себе любую.

Целый вечер ты крутишься возле моего дома,
Целую ночь ты бездельничаешь и пинаешь *** возле моего района.
Если у тебя нет девчонки, так иди и подцепи любую кралю.
Слышь толстяк.

Это девушка только для одного парня, и если у тебя нет подруги, прогуляйся и познакомься с кем нибудь,
Слышишь пухлые бока?”

Её забавные ритмы отчетливо доносились из ванной комнаты и зайдя внутрь, я увидела ванну, доверху наполненную бурой грязной водой. Подойдя ближе, можно было увидеть как колыхаются внутри нее водоросли, напоминающие заросший причал мёртвого города.

– Никакого приличия, у вас сук, нету. – проворчал неожиданно кто-то. – Врываетесь тут, ко мне домой, без приглашения. Я сейчас про тебя, нахалка, никакого уважения к старым. Врываетесь в сортир без стука, хорошо хоть трусы натянул.

Человек с обугленной головой стоял возле ржавой коричневой раковины и пытался побриться. Это был точно он. Обычный мужчина, довольно высокого роста, только голова у него была дочерна раскаленная, цвета обуглившейся древесины. Тут невозможно ошибиться. Во всем его облике не было ничего устрашающего, ничего такого, что угрожало бы жизни, не считая того, что в одной руке он держал старомодную бритву, а в другой, сжимал грубый, домотканный мешок из под картофеля.

– Простите меня. – я вежливо извинилась. – Не знала что вы здесь ещё живёте.
И это была правда, было невероятным чудом и одновременно рисковым делом встретить хозяина дома вживую, после всех историй и всей этой резни, которую он устроил.

– А как же? Ведь это же, до сих пор, мать его, мой дом! Но вам, наглым девкам, чужое имущество не указ. Хапаете бабло мешками и даже шоколадку не подарите. А я, между прочим, пенсионером недавно стал.

– Простите, что вторглась в ваш дом без спроса. Я очень уважаю вашу частную собственность и пришла не с пустыми руками. Дело в том, что я исследую заброшенные объекты и инспектирую их на предмет оставшихся жителей…

– Да я сразу понял что ты одна из тех бездельников, которые шарятся по всем гадюшникам. Всех бомжей я уже выгнал, а вас, странных балбесов, никогда не разгонишь просто так. Я здесь живу уже много лет и точка.

– Я не до конца выразилась, я выявляю не обязательно живых жителей… Вы меня понимаете?

– Со мной всё в полном порядке. Разве не видно?! – упрямо произнес хозяин дома. – ну и что, что у меня голова немного загорелая. Я сам не понял что произошло, но это не повод врываться всяким проходимцам ко мне в ванную. Или меня хотят выселить из собственного дома?

– Насильственная депортация не входит в мои обязанности, Вы можете жить здесь сколько захотите. Лучше ответьте на вопрос: Почему вы похищали и убивали симпатичных девушек? Десятки пропавших студенток, медсестер, парикмахерш и молодых домохозяек. И почему Вы покончили с собой? Почему запекли голову в духовке? Что сподвигло Вас неожиданно выбрать именно этот способ самоубийства? Страх разоблачения или по ночам разрывали муки раскаяния и души всех бедных жертв являлись в кошмарах?

– Что за бред, дорогуша?

– Признайтесь честно, Вы убивали всех этих невинных девушек, потому что сами были несчастным, мерзким, уродливым и больным на всю катушку. Вас душило одиночество и осознание собственной неполноценности, поэтому они все стали пропадать!

Человек с чёрной головой присел на край ванны и уставился на грязный влажный кафель.

– Чего? – он усмехнулся. – Меня что, считают, мать его, сраным маньяком? Это правда? – он хлопнул себя по коленям и начал тихо трястись от смеха. – Похищал молоденьких красоток, чтобы потом пялить их? Да я был бы только рад, чтоб тебя! Ещё раз, как? Поджарил сам себя в печке? Он сложился вдвое, беззвучно содрогаясь от хохота. Было заметно, что смех раздирает ему бока, прожигает горло и скорее напоминает старый собачий кашель, но всё же он полностью отдался его воле, еле обращаясь неизвестно к кому.

– Слышишь? Местные суеверные щенки, превратили меня в обычного ширпотребного маньяка! Что за оболтусы, я миллион раз говорил что у них генитальный герпес вместо мозга. Шарятся по чужим домам целыми днями, а потом заливают уши своими байками. Похищал девушек? Да здесь нормальных красоток не было лет сто. Ну была одна, жирная уродина, и то пришлось её грохнуть. Так эта бестия мне отомстила, пока я ее душил вот этим мешком, ебнула своим радио по воде и доигралась. Убил бы эту тварь второй раз, если была бы возможность!

– У тебя каждый день есть такая возможность, – вдруг послышался чей то приятный голос. – Так что, ты должен быть просто счастлив по своей логике. А вот насчёт жирной уродины ты как всегда преувеличиваешь, любовь моя. У нас гости?

Из ванны наполненной темной водой, неожиданно появилась голова и пышные плечи женщины, довольно симпатичной и даже величаво красивой, как Тициановские женщины. Она выглядела вполне свежей и живой, как-будто и впрямь принимала ванну, а не покоилась в вечном сне, окутанная склизкими водорослями. После взаимных приветствий она добродушно улыбнулась и произнесла:

– Я до сих пор, помню тот день. Это была самая чудная пора перед самым летом. У меня было прекрасное настроение, а когда я в хорошем расположении духа, то могу побаловать себя. Знаешь, расслабляющая ванна с морской солью и всё такое. И вот, я лежу в ванне, слушаю по радио песню “Толстяк”, пью мартини и тут врывается этот ненормальный, накидывает мне на голову мешок и начинает то ли топить, то ли душить меня.

– Я просто убивал мерзкую стерву.

– А то я не поняла. Раз этот дурень решил отправить меня на тот свет, то почему бы и мне не прихватить его с собой? Пока он душил меня, я схватила приёмник и кинула в ванну. Ты бы видела как его редиска мигом спалилась, а запах-то стоял! Это было такое смешное зрелище, что я захлебнулась от собственного смеха, а не от его рук. Собственно, эта угольная головешка вместо башки, мой муж.

– Бывший. – напомнил черноголовый человек, сидя на кромке ванны.

Иногда ты находишь то, на что совсем не рассчитываешь. Вместо опасности быть запуганной до смерти, вместо вероятной встречи с душегубом, ты неожиданно становишься свидетелем обычной семейной ссоры между двумя мертвецами. Я проявила интерес к их взаимной ненависти к друг другу и спросила почему они убили друг друга.

– Ну это очевидно, чтобы избавиться от меня и преспокойно жить с нашими денежками, женившись на молодой прохвостке, представляешь? – воскликнула дама, величественно и капризно свесив руки из ванны.

– И ты ей веришь? Вначале, она хотела укатить с нашими сбережениями в ближайший курортный городок, да только не доехала. Мало того, что угнала мою любимую машину, так она ещё накачалась мартини и разбила её.

– Я разбила твою развалюху, а ты порвал все мои колготки и чулки, думая что я по старинке прячу там деньги. Это же смешно! На что ты рассчитывал, дурень? Ведь все средства хранятся в банке на моё имя. Из-за твоего опрометчивого поступка, наша Роза осталась совсем одна! Без поддержки и нашей любви! Так что, в следующий раз просто спрашивай чего ты хочешь.

– А ты предупреждай, прежде чем раскурочивать в хлам мою блестящую, новенькую, голубую малышку! В том, что наша Роза осталась сиротой, есть и твоя вина!

Мне хотелось как-то утешить эту трагическую семейную пару, и поэтому я напомнила, что пришла к ним не с пустыми руками. И принесла то, что они хотели. Опыт подказал мне, что ВСЕ ОНИ ценят эти дары.
Мертвецы ценят птичьи перья.

Перед моим уходом, красивая дама в ванне и черноголовый человек, сказали что к ним редко заходят гости, а если и приходят, то вечно падают в обмороки.

– Или копыта откидывают. – добавил её муж.

– Простите, – поинтересовалась я напоследок. – А Роза навещает вас и что с ней стало после вашей смерти?

– Роза? Да, она по-прежнему с нами живёт. Дрыхнет целыми днями на диване внизу, а по ночам лает как шальная.

В общем, если вы хотите и вправду посетить этот коттедж, где маньяк запек голову в духовке, вы знаете что делать.