Во всемирный день цирка

Во всемирный день цирка корреспонденты Sputnik Казахстан увидели, как тренируется артист-кондитер на лошади, узнали, сколько зарабатывает клоун с сорокалетним стажем, и покормили верблюжонка

АСТАНА, 21 апр Sputnik, Айгюзель Кадир. Здание столичного цирка в народе называют НЛО. Может быть, действительно, в неопознанном летающем объекте живут люди с другой планеты: парящие, как пушинки, воздушные гимнасты и ловко манипулирующие булавами жонглеры на катушках?

О кондитере, ставшей артисткой
На обратную сторону планеты под названием цирк нас проводит инспектор манежа, которого все называют дядя Жора. Шмыгнув по коридору, свернув мимо серых стен, мы оказываемся перед невидимой ширмой, за которой кипит жизнь. Первым делом, в ноздри без промедления пробивается специфический запах жизнедеятельности парнокопытных. Спустя час он уже будет исходить от нас, впитавшись в волосы и одежду.

За сценой в своих скромных владениях ходят “люди в штатском”: без яркого грима и блестящих костюмов они то приносят реквизит для репетиций, то садятся разговаривать друг с другом. На тренировочном манеже кричат: “Держи!”, “Еще”, “Вперед”. 17-летняя Сагыныш Тимур оттачивает навыки джигитовки и выполняет “Дамский заезд” на своем любимом Бумере.
“Мужской или женский заезд разницы нет. Везде требуется шпагат, сильные руки и сильные ноги. Бумер у меня высокий, галоп у него ровный и не меняется”, объясняет мне юная артистка.

Впервые на лошадь студентка-наездница села на год назад и сразу же упала. Желание выступать в цирке тогда ушло, но ненадолго. Дочь артистки столичного цирка решила попробовать снова и покорила манеж.

“Самое сложное для меня выступать. Все смотрят на тебя, и думаешь: вдруг что-то неправильно сделала. Но стараюсь не думать об этом. Прихожу, делаю разминку, чтобы не получить травму. После обеда учусь, а утром и вечером сюда. Я вообще кондитер, в свободное время готовлю сладости”, делится она.

С миром циркового искусства меня продолжает знакомить воздушный гимнаст Ерик Габиденов. Сегодня он следит за начинающими артистами, которые пытаются удержаться в седле.

“Цирком нужно жить! Каждый день надо тренироваться. Нынешняя молодежь не выдерживает нагрузки. В день мы тренируемся по три часа”, говорит мне Ерик.

Добавляет, что к каждому животному нужен свой подход. Даже самый своенравный и свирепый конь может стать милым и пушистым, если найти с ним общий язык, уверен он.

О цирковых лошадях
С правой стороны коридора доносится ржание. Ветеринар Нурлан Касенбаев открывает ворота в конюшню с надписью “Посторонним вход запрещен”.

“Мои воспитанники 15 лошадей, четыре верблюда, а также верблюжонок и поняшка, которым по одному годику”, с гордостью начинает он экскурсию.

Ветеринар Нурлан Касенбаев
SPUTNIK / БОЛАТ ШАЙХИНОВ
Ветеринар Нурлан Касенбаев
“Мои артисты”, приговаривает он. Скакуны, как оказалось, не только звезды манежа, но и фильмов (“Казахское ханство”) и театральных постановок (Опера “Биржан и Сара”).

День их начинается одинаково: поение, кормление и расчистка. Ближе к обеду тренировка, по три или четыре часа. А после трудового дня им положен отдых.

По словам Касенбаева, за фыркающими особами следят по-особенному, иначе недовольным цок-цок они сбегут с манежа.

“Вот они, наши поняшки. А ты что обиделся? Ой, молодец, молодец. Они уже послушные у нас. Вот позируют. Света и вспышек они не боятся”, с такими словами подходит он к загородкам и подкармливает животных.

Сам Касенбаев в цирке с утра до полуночи. Весь день он следит за состоянием жеребцов, которые иногда обижаются на уколы ветеринара.

“От нервов могут заболеть, например, на выступлении, если им что-то не понравилось. Нельзя их бить. Успокаивать их надо”, говорит мне “хозяин” конюшни.

С детской радостью подхожу к годовалому верблюжонку Акнару, который обнюхивает камеру. Удается его покормить: малыш не сопротивляется. Но не все четвероногие привыкают к жизни артистов цирка, и тех, кто не справляется, отправляют в хозяйство.

“Сейчас на улицу им хочется, конечно. Но они только по манежу могут гулять. У нас такого хозяйства нет, чтобы они смогли разгуливать на открытом пространстве”, добавляет Касенбаев.

Об артистах с зарплатой 40 тысяч тенге
Дядя Жора, сопровождающий нас, подводит к легенде Астанинского цирка руководителю номера “Клоунада с дрессированными собачками”. Азилбек Болатов, которому советовали поступить на филологический факультет, сорок лет назад выбрал цирк. И не жалеет.

Рядом с самым опытным артистом его любимчики собачки, которые не отходят от него ни на шаг.

“В 2005 году, когда открывался цирк, прежний директор пригласил меня клоуном. Тогда около цирка бегал щенок, “бомжихой” была. Взяли ее к себе, оказалась умной, отличный номер получился. Вот она наша Майла. Потом в Китае с ней выступали. Вот она мне подарила троих щенков, отец далматинец. А вот это пудель, маленькая такая, за 1000 юаней купил”, знакомит меня с собачками Азилбек Болатов.

Руководитель номера Клоунада с дрессированными собачками Азилбек Болатов
SPUTNIK / БОЛАТ ШАЙХИНОВ
Руководитель номера “Клоунада с дрессированными собачками” Азилбек Болатов
Любопытные моськи обнюхивают и гавкают. Хозяин твердит: они все знают, умные очень. Но иногда подводят, рассказывает Болатов. Жучки могут не просто убежать со сцены, но и справить нужду в центре манежа.

“Так они выражают свой протест. Например, вольницы, которых поместили в клетку, начинают так выражать недовольство. Конечно, поначалу не понимают, чего от них хотят. Даем корм, потом хвалим. Бывает, что не слушаются. Тогда уже крикнешь. Бить нельзя”, добавляет Болатов.

Он признается, что получает зарплату 70 тысяч тенге. На эти деньги можно прожить в столице, по его словам, если сильно экономить.

Болатов и его верный напарник коверный Даулет Шуйнишев время от времени подрабатывают аниматорами и веселят детей на торжествах.

Коверный клоун Даулет Шуйнишев
SPUTNIK / БОЛАТ ШАЙХИНОВ
Коверный клоун Даулет Шуйнишев
“Есть те, кто получает в цирке 40 тысяч тенге. Это начинающие артисты. Самая высокая зарплата? Не знаю. При Советском Союзе платили за твою работу, за трюк. Если делаешь шикарный номер, то платят соответственно. А сейчас за высшее образование. У меня сорок лет стажа, но я получаю 70 тысяч тенге. Еще мы сами на свои деньги шьем костюмы. А есть те, кто с высшим образованием, даже нецирковым, получают от 90 тысяч и так далее. Говоришь, пишешь. Кто придет работать сюда за сорок тысяч? Единственный плюс жилье. Комната стоит 25 тысяч. Выкручиваются. Это не только у нас. Такая же зарплата у учителей, врачей, театралов”, откровенничает Болатов.

Цирковое шоу, архивное фото
SPUTNIK / АЛЕКСЕЙ ДАНИЧЕВ
Артист “Цирка Мстислава Запашного” погиб после падения с высоты
Цирк отдельное искусство, поясняет он и просит не сравнивать с театром.
“У нас нет закона про цирк”, заключает артист.

Об извергах и любви
Оглядываюсь по сторонам. Не нужно даже присматриваться внимательно, чтобы увидеть: внутри здания нет того лоска, блеска летающей тарелки. Пока пуст зал, здесь нет масок и нарисованной улыбки. Приглядевшись внимательно, замечаешь усталый взгляд хвостатых в клетке, из которой выбраться можно только по расписанию.

Пару лет назад на праздник артистов цирка приходили люди с плакатами. Но не поздравить, а с призывами: в цирке не должно быть животных. Казахстанские зоозащитники в Астане и Алматы требовали прекратить держать зверей в неволе.

“Животные должны быть в цирке для детей. Знаете, зоозащитники очень нужны в Китае. Там обращаются с животными очень жестоко. Изверги. Ногти убирают, привязывают и вырывают плоскогубцами, прокалывают пасть проволокой рот медведя и водят его. У нас так нельзя. Мы за своими собачками следим сами, хотим, чтобы они были здоровыми. Роды их принимали же. С самого рождения с нами. Как семья наша”, рассказывает мне Азилбек Болатов.

Но стена непонимания между сторонниками и противниками выступлений с животными под куполом с каждым годом крепнет.

Лев в зоопарке, архивное фото
SPUTNIK / АЛЕКСЕЙ ДАНИЧЕВ
Эдгард Запашный сравнил радикальных зоозащитников с радикальными исламистами
“Детям дают пример ведь родители. Если они не будут показывать это, то дети об этом и не будут знать. Аргумент “это для детей” не оправдание. Понятие гуманной дрессировки не бывает. Вы можете гуманно выдрессировать льва? Или тигра? Вы же понимаете, что это нереально. Животных никак эксплуатировать нельзя. За кулисы цирка нас (зоозащитников прим.) кто пропустит? В интернете есть очень много видеороликов о том, как обращаются с животными в других странах. Вы думаете, у нас в цирке другая система? Мы планируем возобновить акции протеста при первой же возможности”, поделилась своим мнением зоозащитник Айгуль Имбергенова.
Попрощавшись с королевскими пуделями, потревожив гастролирующих дикобразов и пеликана, выхожу из НЛО.

“А вы были в цирке?”, спрашиваю водителя.

“Столько лет живу в городе, но почему-то ни разу не ходил”, отвечает он.

Читать далее: